Хумар Гусейн заде (Кандидат исторических наук, член правлениядвижения «Азербайджан без диктатора») Риски возобновления боевых действий

Риски возобновления боевых действий

Уже 24 года две страны, Армения и Азербайджан, живут в состоянии «ни мира, ни войны». Такой статус-кво стал возможен благодаря заключенному в 1994 г․ соглашению о прекращении огня. Хотя все эти годы перемирие многократно нарушалосьобеими сторонами, но принципиальных изменений на линии соприкосновения не происходило. Можно предположить, что сложившийся статус-кво в определенной степени устраивал все стороны, в том числе и внешние центры влияния. На мой взгляд, статус-кво устраивал и Азербайджан и Армению также и из опасения, что ситуация может измениться в худшую сторону для одной из республик. Достаточно вспомнить реакции наших обществ на неофициальные заявления российских экспертов об имеющихся договоренностях по освобождению пяти районов. В Армении звучали протесты о невозможности возвращения районов, а в Азербайджане говорили о необходимости требовать освобождения всех семи оккупированных районов. Т.е. лучше нынешнее состояние, чем какие-либо изменения.

Однако такое положение не может длиться вечно. Рано или поздно одна из сторон попытается изменить сложившуюся ситуацию в свою пользу. В апреле 2016 г․ Азербайджан попытался сделать это. Можнопо-разному оценивать те события, но факт изменения линии фронта произошел. Да, под давлением Москвы активные боевые действия были остановлены, но прецедент силового решения уже есть. 

Часто, рассматривая варианты решения Карабахского конфликта, противопоставляют  мирное (политическое) и военное варианты. На мой взгляд, неверно говорить ни о политическом, ни о военном решении, потому что в чистом виде они встречаются крайне редко. Более реальным, на мой взгляд, является только военно-политическое решение. Постараюсь обосновать свою точку зрения.

Для мирного политического решения Карабахского вопроса, без бряцания оружием,без гонки вооружения и, тем более, без боевых действий,необходим целый ряд предпосылок как внешних, так и внутренних. В первую очередь, должна быть готовность обществ и политических элит пойти на компромиссы и мир. А для этого нужно, чтобы и в Армении и в Азербайджане были сильные пацифистские движения и настроения в обществе. Без опоры на них ни один серьезный политик не подпишет мирного договора и не пойдет на значимые компромиссы. Ведь даже неполноценный мир в виде вышеназванного статус-кво был результатом не политического, а именно военно-политического решения. Для подписания в мае 1994 г․ соглашения о прекращении огня было необходимо несколько лет кровопролитных боев. Только после полного истощения военных, людских, экономических и других ресурсов основная часть обществ и политических элит приняли это соглашение, хотя даже тогда были силы, выступавшие против данного соглашения. Сегодня и в Армении и в Азербайджане превалирует милитаристское мировоззрение.Оба общества очень далеки от уступок и компромиссов.Они не готовы не то, чтобы пойти на них, но даже обсуждатьих.

Когда же говорим о военном решении Карабахского вопроса, то тут тоже практически нет никакой перспективы.Ведь военное решение подразумевает полную победу одной из сторон и капитуляцию другой. Предположим, даже если Азербайджан решит начать наступление и освободит 1 или все 7 районов вокруг Нагорного Карабаха. Разве конфликт  будет решен? Останутся нерешенными вопросы статуса Нагорного Карабаха, возвращение беженцев и др. Азербайджанской армиипридётся или остановиться, или дальшепродвигаться по населенной армянами территории, что повлечет большие потери среди военных и гражданских лиц. Азербайджану не позволят это сделать внешние силовые центры (по политическим аспектам) и международные организации (по гуманитарным аспектам). Т.е. все равно придется возвращаться к переговорному процессу. Тоже самое произойдет, если Армения начнет боевые действия,предположим,в направлении Куры, Гянджи или Нахичевани (о чем иногда приходится слышать в заявлениях, звучащих из Армении),все равно опять придется сесть за стол переговоров (т.е. опять военно-политическое решение, просто, с новыми козырями у одной из сторон).

Сценарии военно-политического решения

Говоря о военно-политическом решении Карабахского конфликта, мы должны понимать, что  это понятие имеет несколько вариантов.

1. Демонстрация силы. Это то, что в последние годы делают обе стороны –это усиление армии, закупка вооружения и его демонстрация,  военные маневры и парады, активность военной дипломатии, заключение соглашений о военном сотрудничестве с другими странами. Цель такой демонстрации силы - сделать противоположную сторону более сговорчивой при проведении переговоров без прямого применения военной силы.В так называемой «гонке вооружений» за последние 10-15 лет Азербайджан добился определенного преимущества. За счет наличия более развитой экономики и финансовых запасов Азербайджану удалось увеличить и обновить целый ряд новейших видов вооружения.  И важно, что это было сделано не только за счет российского вооружения, но и оружия из других источников – Турция, Израиль, Беларусь, Чехия, Китай, Пакистан, а также налаживание собственного (в том числе совместного) производства. Во-первых, это уменьшает зависимость Вооруженных сил Азербайджана от российского ВПК, а во-вторых, заставляет Россию, чтобы не потерять свои позиции на нашем рынке, заключать с Азербайджаном более выгодные контракты. Без злорадства надо отметить, что экономика Армении не выдержит долго такую гонку. Два последних контракта на поставку российского вооружения в Армению были обеспечены российскими кредитами. Даст ли Россия еще вооружение в кредит при ее нынешнем экономическом положении и неясностью в ее взаимоотношениях с новым правительством Армении, еще покажет время.

2. «Принуждение к миру». Так называлась агрессия России против Грузии в 2008 году. Чтобы наказать Грузию за стремление к евроинтеграции, сотрудничество с НАТО и, самое главное, неучет ее интересов, Россия фактически отсекла Абхазию, Южную Осетию и часть Горийского района от Грузии. Тогда ей пришлось в открытую ввести войска на территорию независимой Грузии. Если Россия по каким-то причинам решит «принуждать к миру» Армению, ей даже не придется вводить свои войска. Во-первых, они и так уже есть в Армении. А во-вторых,Азербайджан может это сделать за нее на своей территории в Карабахе. Достаточно будет в течение 10-15 дней не сильно реагировать на действия азербайджанской армии. Будут звучать громкие заявления, протесты, резко активизируются сопредседатели. Затем Москва выступит миротворцем и «в очередной раз спасет Армению, но уже без всякой евроинтеграции». А очередное правительство Армении начнет переговоры с Азербайджаном без предварительных условий.

3. «Превентивный удар». Руководство Армении, понимая риски двух первых сценариев и заручившись негласной поддержкой России, решает нанести один или несколько упреждающих ударов. Это могут быть попытки прорыва в нескольких местах линии фронта или нанесение ударов по инфраструктуре Азербайджана. В армянском экспертном сообществе часто говорят об ударах по Гяндже, Мингечавиру, трубопроводам или Сангачальскому терминалу. Ссылаясь при этом на наличие у Армении российских «Искандеров». Затем, как в предыдущем случае,возобновляются переговоры без предварительных условий.

Возможно такое развитие событий и без участия России. Например, на это идет руководство Армении, чтобы снять напряжение в обществе и консолидировать его перед лицом общего врага. Или часть не согласных с нынешним руководством военных провоцируют нанесение «превентивного удара», азатем уже Москва выступает миротворцем и «в очередной раз спасает уже Азербайджан». В этом случае России придется еще как-то решить вопрос с Турцией, уступив ей что-то в Сирии.

4. «Антитеррористическая операция». Азербайджан, используя пример Турции (операции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» в Сирии), начинает самостоятельно проводить зачистку в оккупированных районах или восстановление контроля над участками ирано-азербайджанской государственной границы. Операция не будет ставить цель освобождение всех оккупированных районов, а освобождение  по-возможности максимального количества населенных пунктов. Возможно, один или два района. Затем под международным давлением останавливает наступление. Переговоры возобновляются, но уже при новом статус-кво.  При этом Азербайджан может рассчитывать на политическую поддержку Турции и нейтралитет Ирана.

Безусловно, для реализации одного из вышеперечисленных сценариев или их вариаций, нужно будет учитывать ряд внутренних факторов в Армении и Азербайджане, роль внешних акторов, имеющих свои интересы в Южном Кавказе.

Азербайджан не стал использовать период нестабильности в Армении во время «бархатной революции» по ряду причин. Во-первых, надо признать, что в Азербайджане не были готовы к столь стремительно развивающимся событиям в Армении. Поэтому не предпринимали резких шагов по дестабилизации и без того нестабильной ситуации. Во-вторых, я думаю, в руководстве Азербайджана были не против смены несговорчивого, «упрямого» Сержа Саргсяна. Поэтому любая активность Баку могла сыграть на руку С. Саргсяну и помогла бы ему перед лицом угрозы Карабаху удержаться у власти. Но это не значит, что при очередной нестабильности Азербайджан не попытается воспользоваться ситуацией. И тогда будут играть роль внутриазербайджанские факторы. Армия, особенно офицерский корпус и генералитет, с нетерпением ждет, когда ей дадут добро на проведение операции по освобождению территории. Часть общества, особенно после апреля 2016 года, также с нетерпением ждет и желает еще одной победоносной операции. В случае удачно проведенной операции, за руководством страны закрепится имидж освободителя. Сегодня в азербайджанском обществе практически нет реальных политических, религиозных и этнических групп, которые выступили бы против освобождения оккупированных территорий. Может быть, это будет звучать странно, но освобождение части территорий может даже снять определенную социальную напряженность. Ведь освобожденную территорию надо будет осваивать, разминировать, восстанавливать инфраструктуру, строить дороги, дома, школы, возвращать беженцев и т.д. Это все привлечет дополнительные финансовые проекты, кредиты, зарубежные инвестиции и, что самое главное,это открытие новых рабочих мест. Восстановление села ЧочугМарджанлы после апреля 2016 года может быть маленьким примером.

Сдерживающим фактором будет только экономическая нестабильность, зависимость от цены на нефть и интересы западных компаний, задействованных в энергетических проектах. Также надо учитывать пример Армении, где в свое время военные, добившиеся успехов в Карабахе, фактически захватили власть. Так что в случае удачной операции, руководству страны придется считаться и с интересами генералов, принесших победу.  

Внешние факторы и риски войны

Основную и самую важную роль, безусловно, играют внешние факторы, которые могут как стабилизировать, так и, наоборот, дестабилизировать ситуацию. Здесь первенство, хотим мы этого или нет, надо отдать России. У нее достаточно и даже слишком много рычагов давления и влияния на наши республики. Конечно, сегодня, находясь под экономическими санкциями, завязшая в Украине и Сирии, Россия не хотела бы иметь еще один нестабильный регион у себя под боком.Но в случае угрозы потери контроля на Южном Кавказе, Россия может осознанно пойти на разжигание нестабильности в регионе. Рискуя при этом получить слияние Украино-черноморского, Южнокавказкого и Ближневосточного очагов.  Приведу может быть некорректный пример:  Россия в 1812 году отдала французам Москву,но войска с Кавказа не вывела.

Для США, на первый взгляд, сейчас как-будто не до Южного Кавказа, но три крупных наших соседа находятся под американскими санкциями (Россия, Иран и Турция). Их экономики и финансовые институты  лихорадит, что не может несказаться на нашем регионе. Поэтому, на мой взгляд, в Вашингтоне просто решили сначала разобраться с нашими большими соседями, а мы потом попадем к ним в рукикак спелые яблоки. Тем более, что Азербайджан энергетические интересы США соблюдает, а Армения и Грузия стремятся в сторону Запада.  

Турция - единственная страна в регионе, которая стоит напроазербайджанских позициях. В отличие от предыдущих десятилетий, сегодняшний турецко-ирано-российский союз стал для Азербайджана наиболее комфортным периодом. Несмотря на ряд разногласий по Сирии, Турция, Иран (об Иране поговорим отдельно) и Россия сегодня очень заинтересованы друг в друге, и зависят друг от друга. Нельзя забывать, что Турция относится к Сирии примерно также, как Россия к южнокавказским республикам. Они рассматривают эти страны как свои бывшие территории. Как произойдет в будущем раздел их сфер влияния в Сирии и на Южном Кавказе, сейчас предсказать трудно. Но мы должны понимать, что ни Турция, ни Россия добровольно не уйдут из Сирии, тоже самое произойдет и у нас.Это может позволить Турции еще более активно выступать совместно с Россией регулятором в нашем регионе. Турция граничит с Грузией, Арменией и Азербайджаном, ееполитическое, экономическое и военное влияние на регион будет возрастать. Если в 90 гг. руководство Турции не рискнуло в открытую оказать военную помощь Азербайджану, то нынешнее руководство может оказать прямую военную поддержку и поддержать любую, заранее согласованную с ней, инициативу Баку.

В тройке Россия, Турция и Иран, последний сегодня выглядит наиболее уязвимым. Иран дольше всех находится под санкциями, и Штаты на него давят даже больше, чем на Северную Корею. Иран, в отличие от России и Турции,обвиняют в исламском радикализме, и в иранском обществе зреет довольно серьезный протест. Поэтому активно вмешиваться в решение Карабахского вопроса Иран не будет, но сохранить свое влияние в обеих республиках постарается. Долгие годы у Азербайджана с Ираном были довольно прохладные отношения, сказывался болезненный для обеих сторон  вопрос Южного Азербайджана. В Азербайджане бытовало мнение, что Иран оказывает экономическую помощь Армении в отместку нам.  Однако в последнее 10-тилетие мы стали свидетелями значительного потепления отношений. Заработали совместные экономические и транспортные проекты, Азербайджан инвестировал в строительство железной дороги в Иране. Иран, наконец-то, на днях дал добро на статус Каспия. Но ситуация вокруг Ирана остается напряженной, и в этом таятся риски  для Азербайджана, в какой-то степени и для Армении. В случае нарастания конфронтации США-Иран и разрастания протестов в иранском обществе, мы можем столкнуться с потоком беженцев, особенно через бесконтрольную ирано-азербайджанскую границу в Карабахе. Ни Азербайджан, ни Армения не в состоянии будут справиться с таким потоком (речь может идти о миллионе и более людей). Это можно будет считать гуманитарной катастрофой для всех нас. Маловероятно, что даже перед такой угрозой Армения и Азербайджан постараются объединить свои усилия. Скорее всего, каждая из сторон постарается воспользоваться нестабильностью в регионе для решения своих проблем, что может привести к ситуации, когда воюют все против всех.

Допускаю, что в статье сценарии и риски выглядят несколько гипертрофированно, но, как гласит азербайджанская пословица, «говори о зле, а добро само придет».

Видео

30 January, 2014
Сразу после новогодних праздников граждан Армении ввергли в шок декабрьские счета за газ и электроэнергию.

Избранные интервью

Бюллетени

Возможности и реалии решения Карабахского конфликта - 2018
"Роль внешних факторов в Карабахском процессе -2018: посредники, региональные акторы, международные организации"
Общественные диалоги в армяно-азербайджанском конфликте: прошлое и перспективы

Pages

Work by AGNIAN

All rights reserved. © 2018 Public Dialogues