Право на защиту в Армении и Азербайджане

Ара Казарян, адвокат по уголовным делам (Армения)

Интервью с двумя адвокатами из Армении проведены в начале громкого скандала, возникшего 19 мая 2019 года из-за решения суда первой инстанции изменить меру пресечения экс-президенту РА Р. Кочаряну и освободить его из зала суда. Р. Кочарян обвиняется в свержении конституционного строя в Армении в марте 2008 г. Арестованному в июле 2018 года Кочаряну меру пресечения изменили во второй раз. 20 мая 2019 г. премьер министр Армении Н. Пашинян выступил с заявлением о необходимости радикальных реформ в судебной системе страны. Сейчас идут широкие дебаты в СМИ и на других площадках о четвертой власти страны. Особенно обсуждается тема внедрения веттинга, то есть тщательной проверки всех судей. Параллельно в парламенте были организованы слушания о механизмах внедрения правосудия переходного периода.

Большая часть общества идентифицирует адвоката с его подзащитным

- Гарантировано ли право граждан Армении на защиту в суде? Кто представляет их интересы по уголовному и гражданскому праву? Доступны ли гражданам адвокатские услуги, исходя из их численности и объемов гонораров?

Могу сказать, что в Армении гарантирована доступность суда, право обратиться в суд. Другой вопрос, выиграет ли гражданин этот суд, и условия, в которых будет происходить процесс. Гражданин может обратиться в суд посредством адвоката или самостоятельно. Единственное исключение – случаи, когда суд находит, что интересы правосудия превалируют над частными и назначает адвоката в обязательном порядке (Ред. – действующие адвокаты Армении согласно своим лицензиям на практике занимаются и уголовными, и гражданскими делами. А среди государственных адвокатов есть специалисты, занимающиеся только гражданскими и административными делами, и специалисты, практикующие только по уголовным делам). Разумеется, доступность суда гарантирована и, находящимся в Армении иностранцам.

- Насколько эффективна работа нанятых гражданами и предоставленных им государственных адвокатов в современной Армении? В каких разбирательствах (уголовных, административных) и как часто граждане с помощью адвокатов добиваются успеха в суде?

В гражданских делах по понятным причинам, так или иначе, успеха добивается лишь одна из сторон или 50%. Что касается эффективности в целом, то адвокатский корпус в Армении растет довольно стабильно. При этом, я бы не сказал, что профессиональные качества наших адвокатов в целом соответствуют необходимому уровню. В этом направлении нам еще предстоит немалый путь и немалый объем работы. Адвокаты регулярно участвуют в занятиях по повышению квалификации. Однако, значительно меньше,чем другие профессиональные группы: судьи, прокуроры и следователи.

В любом случае Палата адвокатов, Школа адвокатов и Офис общественного защитника обеспечивают приведение знаний адвокатов в соответствие с современными требованиями. Оценить продуктивность работы трех вышеназванных институтов я не могу – данных о мониторинге их деятельности у меня нет. Тем не менее, согласно моим наблюдениям, во всех случаях вектор направлен на развитие. Год от года растет число абитуриентов юридических факультетов.

Примечательно, что стать адвокатами сегодня намереваются уже состоявшиеся следователи, прокуроры и даже судьи. Таким образом, среди четырех вышеперечисленных категорий наиболее востребованная сегодня – специальность адвоката. Причина - в наблюдаемом в последние годы оживлении рынка адвокатских услуг. Хороший адвокат сегодня может заработать в Армении вполне приличные суммы, даже по европейским и американским меркам. Все больше адвокатов платящих налоги, что придает им дополнительную уверенность.

В свою очередь, граждане стали обращаться к адвокатам намного чаще. И если еще лет 15 назад граждане пытались разрешить конфликтные ситуации посредством “нужных знакомств”, сегодня они предпочитают действовать на правовой основе. Любой же договор, как правило, предполагает участие и консультацию юристов. У нас были даже недавние случаи обращения журналистов с исками против, нарушивших их трудовые права, редакторов. К сожалению, подобная практика в трудовых отношениях в Армении, в целом, отсутствует.

- Каково отношение общества к адвокатским услугам? Есть ли примеры успеха адвокатов в резонансных делах? И вообще, в каких условиях они работают в делах, вызывающих высокий общественный интерес?

Здесь у нас есть достаточно большая проблема. К сожалению, большая часть армянского общества автоматически идентифицирует адвоката с его подзащитным. И если подзащитный не пользуется в обществе авторитетом и, к примеру, является бывшим политическим деятелем или олигархом, проклятия, ругательства, различные проявления ненависти, включая самые вульгарные, к примеру, плевки на машину, неминуемо проецируются на адвоката. Вся эта ненависть в отношении адвокатов, ведущих достаточно тонкие и сложные политические дела, носит массовый характер. И вполне естественно, что все подобные проявления привносят в действия адвокатов известную скованность. Что неминуемо отражается на общем качестве правосудия.

Иногда в адрес адвокатов открыто звучат угрозы. Здесь хорошо срабатывает Палата адвокатов и Полиция. Благодаря соответствующей договоренности между ними подобным делам дается быстрый ход. В любом случае наше общество должно понимать, что адвокат не может отказаться защищать интересы, к примеру, олигарха, так же как врач не может отказать в медицинской помощи даже военному преступнику. Известен случай, когда противники генерала Манвела Григоряна (ред.- бывший председатель Добровольческого Союза”Еркрапа”, после лишения депутатской неприкосновенности в июне 2018 года, был арестован по обвинению в незаконном хранении оружия и присвоении продовольствия для армии)перекрыли улицу и напали на его, находящегося в машине, адвоката. В принципе, вслед за этим должно было последовать уголовное дело, как минимум, по первой части статьи 258 УК РА “хулиганство”. Но ничего так и не было сделано.

Давление, при этом, оказывается не только на адвокатов. В отношении судей, ведущих, к примеру, дело группировки “Саснацрер”, периодически, интенсивно и массово звучали слова ненависти, оскорбления и даже ругательства(ред. – в июле 2016 г. группа "Саснацрер" захватила в Ереване полк патрульно-постовой службы полиции, который удерживала две недели. После группа сдалась властям, добровольно сложив оружие).

И естественно, что все это также вносило и вносит в работу судей известную скованность. Судьи не живут и не работают в вакууме, они также являются частью общества и видят, что происходит на улице. Именноэта скованность лежит в основе череды самоотводов судей по делу экс-президента Роберта Кочаряна(ред. – экс-президент Р. Кочарян был арестован в июле 2018 года по обвинению в свержении конституционного строя в Армении в марте 2008 г. Тогда, при разгоне многотысячного митинга протеста сторонников кандидата в президенты Левона Тер-Петросяна было убито 10 граждан). Судьи просто не хотят, чтобы на них поставили общественное клеймо и показывали пальцами, приговаривая – “это судья, расследовавший дело Роберта Кочаряна”. Судьи не хотят, чтобы им угрожали в социальных сетях и даже на улице.

Таким образом, здесь мы имеем достаточно глубокую проблему, разрешить которую невозможно ни одним законом. Разрешить ее можно исключительно посредством повышения общего уровня образования и правовой осведомленности в Армении. Для того, чтобы люди поняли, что идентифицировать адвоката с его подзащитным неправильно и нельзя, нужно время и немалое. Что же касается общего отношения общества к адвокатам, то оно идентично отношению во всех странах. Люди относятся к нам с недоверием, травят о нас анекдоты, байки и т.д. Так что в этом смысле мы не исключение.

- Как часто адвокаты вынуждены обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)? Как относятся власти к вынесенным решениям ЕСПЧ по Армении, есть ли дифференцированное отношение к этим решениям? И что следует, в случае невыполнения этих решений? Есть ли примеры?

Согласно последним статистическим данным, Армения и Азербайджан уже оказались в списке наиболее подсудных ЕСПЧ стран. Раньше этих стран было четыре: Турция, Румыния, Италия и Россия. Впоследствии к ним прибавилась Украина. А в последние два года и все три страны Южного Кавказа: Армения, Азербайджан и Грузия сталилидерами по количеству обращений в ЕСПЧ.

Это означает, что в наших странах есть или были, поскольку ЕСПЧ выносит решения с большим запозданием, серьезные проблемы с правосудием. К примеру, на днях я ожидаю решения ЕСПЧ по делу, представленному мной еще в 2011 году. Рост числа обращений в ЕСПЧиз Армении говорит о наличии в нашей стране серьезных системных проблем с правами человека. При этом, на мой взгляд, количество исков в ЕСПЧ говорит о том, что наши граждане существенно переоценивают роль и возможности данного института. В повестке британского или французского адвоката вопроса обращения в ЕСПЧ, как правило, просто нет. Все вопросы решаются в национальных судах.

В Армении, как мы видим, ситуация совершенно иная. Это свидетельствует о высоком уровне доверия наших граждан в отношении данной структуры и недоверии к нашей судебной системе. При этом, в Армении достаточно большое число адвокатов и правозащитников, способных весьма грамотно и на соответствующем высоком уровне оформить, направляемые в ЕСПЧ, иски. И, наконец, самая главная причина большого числа обращений в ЕСПЧ из Армении – это высокое число нарушений прав человека со стороны государственных органов и институтов власти. При этом, повторюсь, то, как сегодня обстоят дела с этими нарушениям прав граждан, неизвестно – мы получаем решения по делам, принятым в судопроизводство ЕСПЧ 7-8 лет назад.

В свою очередь, власти Армении относятся к решениям ЕСПЧ достаточно серьезно. Согласно моей информации, в сфере выполнения этих решений правительство Армении зарегистрировало немалые достижения. Как правило, средства в пользу истцов выплачиваются своевременно. Несколько медленнее, но осуществляются и практические мероприятия по общественному информированию, вносятся требуемые ЕСПЧ изменения в законодательство. Таким образом, в целом восприятие ЕСПЧ вполне лояльное, как со стороны общества, так и армянских властей.

Разумеется, в армянском обществе есть прослойка граждан, считающих, что ЕСПЧ Армении вообще не нужен, что данная структура искажает юриспруденцию и навязывает нам ценности, несовместимые с нашим национальным менталитетом. Однако, число таких людей крайне невелико. Подобные граждане, как правило, обращают свои взоры на Север (ред. Россию), забывая, что Север также работает с ЕСПЧ, при этом, правда, последние 10 лет сопровождает эту работу угрозами выйти из Совета Европы.Что же касается невыполнения решений ЕСПЧ, то такой пример есть, но в Азербайджане, если я правильно помню, по делу Маммадова. Власти Азербайджана долгое время затягивали выполнение решения ЕСПЧ, что вынудило Комитет министров Совета Европы впервые применить механизм возбуждения судопроизводства со стороны ЕСПЧ против Азербайджана. В отношении Армении подобных судопроизводств возбуждено пока что не было.

Данный материал подготовлен в рамках проекта “Публичные диалоги” для коммуникаций между армянскими и азербайджанскими специалистами” при финансовой поддержке Черноморского фонда регионального сотрудничества (проект Фонда Германа Маршалла). Мнения, высказанные в материале, принадлежат их автору и могут не совпадать с мнениями и позициями Черноморского фонда регионального сотрудничества или его партнеров.

Видео

30 January, 2014
Сразу после новогодних праздников граждан Армении ввергли в шок декабрьские счета за газ и электроэнергию.

Избранные интервью

Бюллетени

Возможности и реалии решения Карабахского конфликта - 2018
"Роль внешних факторов в Карабахском процессе -2018: посредники, региональные акторы, международные организации"
Общественные диалоги в армяно-азербайджанском конфликте: прошлое и перспективы

Pages

Work by AGNIAN

All rights reserved. © 2018 Public Dialogues