Интернет пресс-конференция Эрики Лернер

Эрика Лернер
Член Ассоциации европейского центра контактов между Востоком и Западом
Czech Republic

Совместные интернет пресс-конференции ведущих экспертов из разных стран по актуальным вопросам современности организовываются в рамках проекта "Расширение знаний армян и азербайджанцев друг о друге и установление взаимного доверия посредством информации из первых рук. Этот проект Исследовательского центра "Регион" (Армения) и Института мира и демократии (Азербайджан) поддержан посольствами Британии в Армении и Азербайджане.  

Давид Степанян, ИА Арминфо – www.arminfo.am (Армения)
 
1.Россия играет активную роль в последних событиях в продолжающей стремиться к Ассоциации Украине. Меж тем в отношении Грузии, парафировавшей АА с ЕС, подобный сценарий не просматривается. В чем, на Ваш взгляд, причины?
 
-Я не соглашусь с Вашим утверждением. На Украине, как и прежде, конфликтуют два лагеря: те, кто видит свое будущее рядом с Россией и те, кто не представляет свое будущее с Россией и хочет в Европу. Среди украинских европейцев, кто сегодня требует смены власти, немалую часть составляют националисты. Именно они проявляют особую активность. Вряд ли их можно обвинить в связях с Россией, чтобы говорить об активной роли ее в этих событиях. Но действительно, ситуацию подстегнуло обращение президента Януковича за кредитом к России. ЕС тоже готов был выделить кредит Украине, только условия ЕС, видимо, не понравились президенту. Именно это и взорвало и так уже бурлящий котел.
 
В отличие от Украины, Грузия не мечется между Россией и ЕС. Не торгует своей позицией по принципу «кто даст больше». У России хватает проблем, и ей нет необходимости ввязываться в проблемы соседних стран. С другой стороны, России нужно было бы отказать в кредите и, возможно, сохранить спокойствие на Украине.
 
И хочу напомнить: официально, даже после получения российского кредита, Украина не отказалась от ассоциации с ЕС, а только отложила подписание и продолжила переговоры. Так что в своей общей стратегии Украина и Грузия равны, а политическое влияние российского кредита выглядит минимальным.
 
2.На днях Ильхам Алиев в очередной раз заявил о нежелании Баку двигаться в направлении АА и DCFTA с Евросоюзом. Какой мотивацией может быть обоснована подобная позиция, учитывая, что практически весь азербайджанский экспорт энергоресурсов ппиходится на Европу?
 
-Азербайджан находится в таком выгодном положении, что ему не надо ничего и никому доказывать. Пусть сколько угодно звучат слова о том, что нефть скоро закончится, что демократии в этой стране нет… Пока ситуация складывается в пользу Азербайджана и он может себе позволить выбирать форматы сотрудничества. Подписание АА и DCFTAпредполагает определенные обязательства, а Баку считает, что ему невыгодно пока что вступать в такие отношения с ЕС, когда он будет чем-то обязан, и когда ЕС будет контролировать экономику Азербайджана. Пока ЕС зависит от азербайджанского экспорта, Баку никого не пустит контролировать свою нефть.
 
3.Какими Вам видятся европерспективы Армении после озвучивания намерения вступить в Таможенный Союз?
 
-Как я уже отметила выше, ЕС попытается всячески продемонстрировать Еревану, что он ошибся, выбирая евразийскую интеграцию. Могут быть предложены новые программы. Кстати, не стоит забывать, что намерение Армении вступить в ТС - это пока что всего лишь намерение. Недавняя история с тем, как президент Саркисян внезапно заявил о решении вступить в ТС, доказывает, что строить предположения до самого факта вступления или подписания соглашения лучше не надо.
 
А что касается перспектив Армении внутри ТС, то много зависит от того, на каких конкретных экономических условиях она вступит в ТС. Об этом конкретном аспекте в Ереване дискуссии пока нет.
 
4.На армяно-азербайджанской и карабахско-азербайджанской границе в последние недели идут ежедневные перестрелки, жертвами которых помимо военных уже становятся мирные жители. В чем, по Вашему мнению, причина накала ситуации? И почему бы США и Франции странам наряду с Россией облеченным мандатом ОБСЕ и занимающимся карабахским урегулированием не вмешаться, наконец, в эту ситуацию?
 
-Ситуация на указанных границах периодически накаляется. ОБСЕ может вмешиваться в вопрос лишь дипломатическими методами, то есть призывами и заявлениями, которые достаточно серьезно не воспринимаются сторонами. Военное вмешательство или скорее фактическое вмешательство по сдерживанию напряжения возможно лишь в случае, если факты нарушения режима прекращения огня перерастут в серьезное противостояние, хоть и краткосрочное. Возможно, будет принято решение о введении миротворцев, но нет гарантий, что жертв станет меньше. Карабахский конфликт рискует превратиться в израильско-палестинский.
 
Кроме того, я не уверена, что в США и Франция будут однозначно на стороне Армении. Их позиция по отношению к конфликту в Сирии показывает, что они,  во-первых, могут менять свои позиции, и во-вторых не обязательно эти позиции на стороне властей Сирии. И это при том, что исторически Франция ближе к Сирии, чем к Армении.
 
Натиг Джавадлы, газета Бизим йол - www.bizimyol.az (Азербайджан)
 
1.Из трех южнокавазских стран какая наиболее близка к евроинтеграции? Речь идет о программе Восточное партнерство.
 
-Если учесть, что Грузия парафировала соглашение об Ассоциации, то, естественно, эта страна ближе всех. За все время существования программы, периодически менялись лидеры, но основная тенденция был стабильной: Молдавия, Грузия, Украина. Помимо этого, Грузия по сравнению со своими соседями более открыта в экономике и политике. Это касается и доступности рынка, политической открытости, и условий конкуренции, и западных стандартов бизнеса и публичного управления и администрации. Важно помнить, что в Грузии на деле существует местное самоуправление. Поэтому в Закавказье Грузия однозначный лидер.
 
2.Армения не подписала ассоциативное соглашение с ЕС, но приняла предложение России по вступлению в Таможенный союз. Азербайджан не сделал ни того, ни другого. Как это может затянуть евроинтеграцию этих обеих стран?
 
-Если под евроинтеграцией мы понимаем конечную цель – вступление в ЕС, то эти перспективы были настолько туманны, что в ближайшие десятилетия говорить об этом было бы неправильно. Их просто не существует. Обе страны выбрали реально выгодный для себя формат: Армения вверила себя в руки России, взвалив на нее все расходы по своему содержанию, чего не позволили бы ей в ЕС. Но я не видела текст приглашения России к Армении вступить в ТС, о котором вы говорите. Может быть, там нап исано все наоборот. А Азербайджан пытается показать свою самостоятельность и независимость от интеграционных объединений, понимая все выгоды своей экономики. Так что о евроинтеграции пока думать не стоит.
 
3.В процессе евроинтеграции Южного Кавказа Россия оказывает давление. Как это может повлиять на затягивание процесса по евроинтегрирвоанию?
 
-Это неверное суждение. Желание Армении вступить в Таможенный союз не является результатом давления России на Закавказье. Это двусторонний вопрос. Наши европейские эксперты и даже политики допускают серьезную ошибку, а ее повторяют и экспертные круги в странах Закавказья: пока слишком рано говорить о регионе как об одном целом. Это не единый организм. Единство Закавказья - формально. Поэтому об интеграции региона говорить неправильно, правильнее акцентироваться на интеграции в европейские структуры каждой из стран отдельно. А этим странам в лучшем случае предстоит на долгие годы стать вечными кандидатами в ЕС, как это сейчас происходит с Турцией. Не надо забывать, что регионе недавно прошли три войны и, может быть, они еще не закончились. Такая ситуация является проблемой даже для НАТО, которое обычно идет одновременно с интеграцией с ЕС.
 
Я даже могу сказать радикально, что если бы в последние 20-25 лет в Закавказье не было бы никаких войн, то этот регион давно уже был  коллективным членом НАТО и ЕС. Вот теперь надо искать реальные причины того, почему это не произошло.
 
Артак Барсегян, Общественное радио Армении – www.armradio.am (Армения)
 
1.Каким Вам видеться будущее отношений между Арменией и ЕС в свете решений, принятых в ходе Вильнюсского саммита Восточного партнерства?
 
-Саммит Восточного партнерства в Вильнюсе подтвердил желание ЕС продолжать сотрудничество с Арменией. Отношения между сторонами будут развиваться и возможно, достигнут такого уровня, какой был обещан Еревану в случае, если соглашение об ассоциации было бы подписано.
 
Повторюсь, что наказывать Армению за желание присоединиться к ТС Европейскому союзу ни к чему. ЕС – сам крупнейший экономический партнер России и ТС. Если ЕС будет нужно показать Еревану, что он ошибся, выбирая евразийскую интеграцию, то будет это делать не в экономической сфере, а в политической сфере. А ТС сейчас не политическая организация и даже теоретический Евразийский союз не политическая организация.
 
Армения имеет большой потенциал развивать политические отношения с ЕС, но, повторюсь, о содержании политических отношений Армении с ЕС в Ереване тоже нет никакой дискуссии.
 
2.Насколько прагматична политика Брюсселя по отношению к Армении? 
 
-Политика Брюсселя в отношении Армении ни прагматична, ни наполнена сентиментальными проявлениями. У Брюсселя нет специально выработанной политики в отношении Армении. Армения для Брюсселя – одна из стран Закавказья, одна из шести членов Восточного партнерства. Армения как отдельная страна пока не представляет такого серьезного интереса, чтобы разрабатывать специально политику в отношении нее. И правильно говорить не о качестве политики Брюсселя в отношении Армении, а о качестве политики Армении в отношении Брюсселя. Именно это меня интересует профессионально.
 
3.На Ваш взгляд, собирается ли ЕС в ближайшие годы укреплять свое присутствие в Южном Кавказе?
 
-У ЕС пока слишком много внутренних проблем, чтобы серьезно обсуждать этот вопрос. Гипотетически это возможно. Но ЕС будет сложно конкурировать с пророссийскими настроениями, которые все еще преобладают. Мощным шагом было бы обеспечение военно-миротворческого присутствия ЕС в зоне конфликтов в регионе, но насколько конфликтующие стороны готовы к этому? Готовы ли в Армении и Карабахе принять миротворцев из ЕС? Если нет, то как можно говорить об укреплении его присутствия?
 
Марине Мартиросян, онлайн газета Hetq– www.hetq.am  (Армения)
 
1.Госпожа Лернер, каковы политические ожидания Европы от Кавказа, в частности от Армении, учитывая заявление Армении о намерении вступить в Таможенный Союз.
 
-Руководство Армении приняло решение, исходя из выгод, которые оно могло получить в том или ином случае. Видимо, Россия смогла дать руководству Армении больше, чем ЕС. Мы этого не можем утверждать, потому что у нас нет информации о причинах, которые повлияли на решение президента Саркисяна. Весьма странно, что он не попытался объяснить свое решение в обращении к народу. Кажется, такого обращения вообще не было. Также мы заметили, что президент Саркисян не любит общаться с прессой: за время его президентства у нас есть информация всего о трех-четырех пресс конференциях и еще несколько заявлений в ходе встреч с гостями. То есть в Армении нет традиции выступать по радио, телевидению или давать интервью в газетах.
 
ЕС от Армении ничего не ожидает. Были ожидания, которые не оправдались. Теперь, возможно, дипломатически ЕС просто пожелает показать руководству Армении, что его решение было неверным. Наказывать Армению никто не будет. ЕС сейчас полностью поглощен проблемами Молдавия и Украины и удовлетворен сотрудничеством с Грузией. Поэтому самым «страшным» наказанием, возможно, будет снижение внимания ЕС к Еревану. Для нас важнее, наоборот, что хочет предложить Ереван Брюсселю, какую премию он может ему пообещать и дать за то, что его допустят к европейской семье демократий.
 
2.Какую роль играет создание ТС на нашем регионе. В чем по Вашему заключается движущая сила создания этого союза. 
 
-Любой таможенный союз призван облегчить ведение общей внешне-экономической деятельности (ВЭД) среди своих участников. Примерно так же, как это было запланировано в Восточном партнерстве, но не было реализовано по известным условиям вашего региона и его истории. Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана тоже не исключение. Беспошлинная торговля и открытость рынков позволяет странам лучше развиват ься. Помимо этого, участники ВЭД стран-членов союза получают большее поле для маневра и большую свободу действий вплоть до выбора страны, где можно растаможить товар, подать декларацию о ввозе товара, оплатить налоги и зарегистрировать фирму.
 
Как вы знаете, проекты Таможенных союзов между Грузией и Арменией, Грузией и Азербайджаном, которые были во время президента Саакашвили, не были реализованы.
 
Теперь, после ухода Грузии в зону экономического контроля ЕС, альтернативой ТС России, Белоруссии и Казахстана в регионе могут быть только два проекта: таможенный союз Турции и Азербайджана и таможенный союз Армении и Ирана.
 
3.Кто является автором украинского сценария. Какие могут быть развития у Майдана?
 
-Единственным виновником происходящего на Украине является президент этой страны и его окружение. Зная настроения в своей стране, когда страна на грани раскола, к которому он приложил свою руку своей политикой, достаточно одной искры, чтобы ситуация взорвалась. Накалив ситуацию настолько, что уже мы говорим о жертвах на Майдане, сегодня президент Янукович уже идет на уступки: предложил оппозиционерам пос т премьера и вице-премьера, согласился на амнистию задержанных на Майдане.
 
Трудно объяснить, чем руководствовался президент Янукович,  доводя ситуацию до предела. Удивительно, но для разгона протестующих почему-то сразу не были применены водяные пушки. Этот, метод весьма эффективно недавно был применен в Турции, а в условиях холодной зимы в Киеве подействовал бы еще быстрее. Кстати, кажется и в Армении не стали применять водяные пушки при разгоне митинга в феврале  2008 года. Ð ’ результате были жертвы и среди оппозиции и среди сил правопорядка.
 
Ситуация на Украине сложная. Премьер Польши уже предупредил о возможном развале страны. Это приведет к серьезным последствиям для всего региона.
 
Айдын Керимов, газета Новое время – www.novoye-vremya.com (Азербайджан)
 
1.Считаете ли вы, что причинами нынешних беспорядков в Киеве является отказ Украины подписать ассоциативное соглашение с ЕС?
 
-Протестующие на Майдане вышли на улицу именно с этими лозунгами. Они требовали пойти на подписание, а не откладывать его. Негативные настроения усилились после одобрения Россией просьбы президента Украины о кредите. Впоследствии  протестующие начали требовать отставки руководства страны. Поэтому, скорее всего, перенос подписания соглашения на более поздний срок был не причиной, а поводом.
 
2.Устами главы государства Азербайджана было заявлено о том, что статус ассоциации ЕС Азербайджаном не устраивает. Как вы к этому относитесь?
 
-Президент Азербайджана демонстрирует тем самым особое положение своей страны по сравнению не только со странами региона, но и со многими странами СНГ. Президент Алиев прекрасно понимает, что членство в ЕС - это вопрос многих десятилетий, но одновременно он дает понять, что его страна не будет ассоциированным кандидатом, топчущимся у порога ЕС. Если ЕС предложит иные выгодные условия для сотрудничества, Баку согласится, но получать какой-либо статус для поддержания этих от ношений он не станет. Нынешний интерес Европы к  энергоресурсам из Азербайджана позволяет президенту Алиеву вести такого рода политику: главная цель этого интереса – диверсификация поставщиков энергоресурсов на рынок ЕС. Понятно, что доля Азербайджана на этом рынке невелика, что снятие санкций с Ирана делает эту долю еще меньше, но для особого пути Баку на Запад ресурсов хватает.
 
3.На ваш взгляд, с кем ЕС подпишет полноценное ассоциативное соглашение из стран шестерки Восточного партнерства?
 
-Это, скорее всего, будет Молдавия. Если до этого Румыния ее не поглотит. Эта страна с удивительным упорством готовится расстаться со своей государственностью. Сегодня, когда появляются новые страны, когда заново пишутся истории и завышается возраст того или иного государства или нации, Молдавия с легкостью расстается со своей многовековой историей, языком в пользу Румынии, которая на протяжении многих лет ведет политику по румынизации молдаван.
 
Армен Минасян, panorama.am (Армения)
 
1.Отказ Украины и Армении подписывать соглашение об ассоциации с ЕС было расценено Брюсселем как результат давления Кремля. Однако есть мнение что ЕС также имеет долю своей вины, по причине отказа признать совмещение Европейского и евразийского интеграционных процессов, отказа дать гарантии в сфере экономики и безопасности и тем самим поставив страны перед выбором. Насколько по вашему мнению обосновано это мнение ?
 
-Первым о давлении Кремля на Армению за три недели до 3 сентября официально заявил заместитель министра иностранных дел Армении. Так же о давлении Кремля на саммите в Литве говорил сам Янукович. Поэтому ясно, что Брюссель не может сомневаться в официальных заявлениях Армении и Украины. Армения и Украина хотели получить от Брюсселя по максимуму при этом дать взамен по минимуму. ЕС не привык к такому отношению. ЕС не Россия, которая может выделить кредит только для того, чтобы помочь «братскому народу». В случае с Арменией ситуация была несколько иной. Почему-то в Армении посчитали, что если страна согласилась подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, значит, ЕС должен ей что-то взамен. Например, обеспечить ей безопасность вместо России или посодействовать открытию границы с Турцией. Это абсурд. ЕС не может и не должен обеспечивать исполнение этих необоснованных требований. Ассоциация с ЕС для любой страны – это подарок, историчес кий шанс, приз, приглашение стать лучше и научиться европейским ценностям. Как может ученик требовать от учителя какой-то оплаты за то, что он у него учится? Это нонсенс! Поэтому и соглашение не было парафировано. Помимо этого, ЕС не банкомат, к которому можно обратиться в любой момент, за помощь нужно платить. В первую очередь, платить результатами собственного прогресса.
 
2.Почему Запад так возмущается отстаиванием Россией своих интересов на постсоветском пространстве где она всегда доминировала, ведь он делает тоже самое хотя и находится вдали от этих территорий?
 
-Это естественно. У каждого есть свои представления о мировом правопорядке, а борьба за влияние идет со времен сотворения мира. Как ЕС и США не нравится доминирование России в какой-то стране или сфере, так и России не нравится такое же доминирование западных стран. ЕС не находится вдали от территорий, откуда хочет вытеснить Россию. Наоборот, он граничит с ними: Украина, Белоруссия, Молдавия. Если говорить о Закавказье, то это не та территория, за которую сейчас готов бороться ЕС. Противостояния тут не будет, тем более, что Грузия без всяких внутренних потрясений сама идет по долгому пути евроинтеграции. Создать конкуренцию между Западом и Россией в регионе уже не получится: Грузия идет на Запад, Азербайджан связывает свою судьбу с Западом, Армения тоже участвует в программах ЕС и НАТО. Если при этом Россия хочет экономически поддержать Армению, то это ее выбор.
 
3.Изменилась ли политика России на Южном Кавказе после саммита в Вильнюсе, и если, да, то в чем это конкретно проявляется?
 
-В отличие от ЕС, который рассматривает Закавказье в качестве единого целого, у России нет таких иллюзий, поэтому она строит свои отношения по-разному с каждой из стран: с Азербайджаном отношения партнерские, с Арменией – покровительские, с Грузией – ностальгические. Политика России не делится на периоды до и после саммита. Для Кавказа в целом саммит в Вильнюсе не был ничем таким, что могло бы изменить политику России.
 
4.После саммита в Вильнюсе прозвучали опасения, что программа «Восточного партнерства» изжила себя: 2 страны из 4-ех не подписали серьезных соглашений, разделительные линии углубились, а энергетические интересы заставляют ЕС руководствоватся двойными стандартами. В данном контексте как вы представляете перспективу европейской интеграции в Южном Кавказе ?
 
-Если под европейской интеграцией мы понимаем конечную цель – вступление в ЕС, то этих перспектив нет. Европейские эксперты и даже политики допускают серьезную ошибку, а ее повторяют и эксперты в странах Закавказья: нельзя говорить о регионе как о едином целом. Это не единый организм. Единство Закавказья - формально. Поэтому об интеграции региона говорить неправильно, правильнее акцентироваться на интеграции в европейские структуры каждой из стран отдельно. Так и происходит.
 
Сейчас много критикуют Восточное партнерство, но надо признать, что именно стандарты Восточного партнерства ведут к ассоциации с ЕС Грузию и Молдову, а скоро приведут и Украину. Экономики Азербайджана и Армении слишком закрытые для этих стандартов, поэтому они выбрали другой путь.
 
Тарана Кязимова, ИА Туран – www.contact.az  (Азербайджан)
 
1.Как Вы оцениваете степень готовности стран Южного Кавказа к евроинтеграции?
 
-Закавказье не готово к евроинтегарции. Во-первых, это не единый организм – это три разные страны с разным уровнем экономического и политического развития. Единство Закавказья - формально. Поэтому об интеграции региона говорить неправильно, правильнее акцентировать внимание на интеграции в европейские структуры каждой из стран отдельно. А этим странам в лучшем случае предстоит на долгие годы стать вечным кандидатом в ЕС, как это сейчас происходит с Турцией.
 
2.Какую роль в процессе евроинтерграции региона играет противодействие России и ее военное присутствие в Армении и обявивших свою независимость от Грузии Абхазии и Южной Осетии?
 
-Так как мы говорим не о регионе, а о каждой из стран по отдельности, то, следовательно, будем говорить лишь об Армении, а не о Грузии. Вряд ли ЕС примет в свои члены страну с двумя оторванными от нее де-факто территориями. Так сложилось, что члены ЕС являются членами НАТО. Поэтому гипотетически, если Армения получит возможность стать членом ЕС, она не сможет оставаться в другом оборонном блоке – ОДКБ. Также с трудом представляется, как на территории ЕС могли бы дислоцироваться войска третьего государства. С другой стороны, войска России в Армении никак не повлияют на гипотетические европейские перспективы Грузии или Азербайджана.
 
3.Насколько реально подписание Азербайджаном особого соглашения о стратегическом партнерстве с ЕС вне рамок «Восточного партнерства» с учетом развития энергетического сотрудничества Баку с Европой?
 
-Это не менее реально, чем подписание соглашение об ассоциации. Это вопрос двухсторонних отношений. Баку может себе позволить  определять условия экономического сотрудничества. Сегодня Баку в наиболее выгодном положении среди всех стран Закавказья. Но важно помнить, что это касается только экономической сферы, в политической сфере требования к Баку у ЕС являются и будут такими, что современный Баку с ними не согласится.
 
4.Способен ли ЕС в ближайшей перспективе влиять на процессы демократизации Азербайджана и Армении?
 
- ЕС пытается что-то сделать, выделяет средства на реформирование законодательства судебных систем, но ситуация не изменяется. Законы меняются, а правоприменительная практика – нет. Сигналы о нарушениях, чиновничьем беспределе поступают постоянно. Монополисты диктуют условия на рынке. Ситуация сложная. ЕС может лишь продолжать усилия, но изменить ситуацию ему не удастся. При этом в ЕС хорошо понимают, что в Армении власть сменится в 2018 году, а в Азербайджане – нет.
 
Гагик Багдарсарян, ИА Новости Армения – www.newsarmenia.am (Армения)
 
1.Эрика, добрый день. Чем вы объясните активизацию азербайджанских ВС на границе с Арменией и Карабаха? Каких целей добивается Баку этими шагами?
 
-Насколько можно судить по тем сведениям, которые публикуются в СМИ Армении и Азербайджана, нынешнее учащение фактов нарушения прекращения огня не особо отличается от нарушений имевших место в прошлом. Нет ничего нового в том, что происходит сейчас. И до этого были потери среди мирного населения при обстрелах. Цель таких действий, по всей видимости, одна – показать, что война еще не закончи лась. А дальняя цель этой демонстрации – задача для другого анализа. Утверждения о готовности к успешной войне находятся в арсенале обеих сторон конфликта.
 
2.Как известно Армения отказалась парафировать Соглашение об ассоциации с ЕС, Грузия на парафирование пошла. Ожидаете ли вы углубления разделительных линий в регионе с учетом присоединения двух стран региона к двум различным геополитическим проектам?
 
-С одной стороны, куда уж больше разделять Закавказье, оно и так уже поделено. Другое дело, что Грузия считается связующим звеном в регионе. которое отвечало за связи как с Арменией, так и с Азербайджаном. Поэтому отношениями с ней дорожат как в Ереване, так и в Баку. Но в отличие от Армении, которая пытается всячески заинтересовать Грузию, только показать всю привлекательность дружбы с собой, Азербайджан предлагает и вовлекает в реальные проекты.
Ассоциация Грузии с ЕС и вероятное вступление Армении в Таможенный союз, скорее всего, повлекут за собой некоторые изменения таможенного режима между странами региона. Но вряд ли это как-то отразится на экономике Армении. Европейский рынок для Армении не закроется. Никто не запретит торговать через порты Грузии.
 
С политической точки зрения разделительные линии появляются и исчезают вне зависимости от участия стран в экономических, международных проектах, поэтому можно сказать, что Закавказье делят не Европа с Россией, а надежды и мечты закавказских стран, связанные с ними. Надо также помнить, что Европейский союз является крупнейшим внешнеэкономическим партнером для России и, значит, для всего Таможенного союза.
 
3.Может ли ЕС ужесточить свою политику по отношению к Еревану после принятия решения о присоединении к Таможенному союзу?
 
-Я так не считаю. Это ничего не даст ЕС. Наказывать Армению за желание присоединиться к ТС Европейскому союзу ни к чему. Если ЕС будет нужно показать Еревану, что он ошибся, выбирая евразийскую интеграцию, он наоборот, должен будет облегчить, либерализовать отношения с Арменией.
В некотором роде этот процесс уже начался. С 1 января 2014 года, после объявления о планах вступления Армении в ТС, одна из крупнейших стран Центрально-Восточной Европы открыла свой рынок труда для граждан Армении. Думаю, таких шагов будет больше. К чему это приведет в итоге, трудно предположить.
Кроме того, надо иметь в виду, что в будущем экономически отделить ТС от Армении ЕС уже не сможет. Это будет единая таможенная территория.
 
4.Попытается ли Запад поставить во главе Армении «своего человека» на ближайших президентских выборах и есть ли у него шансы на это?
 
-Не думаю, что Запад будет вмешиваться в сугубо внутренние вопросы Армении. Послевоенная современная история Армении демонстрирует, что ни Западу, ни России не имеет смысла ставить кого-то своего, да еще и впутываться в предвыборный долгий период противостояния. Опыт сотрудничества с властями Армении доказывает, что с ними можно договориться. Значит, не стоит тратиться на какого-то кандидаты, которого потом может уговорить другой. И Запад и Россия работают с Арменией по факту. В крайнем случае, у всех теперь перед глазами опыт отношения Запада к Украине и к Януковичу.
 
5.Допускаете ли вы вероятность открытия абхазского участка железной дороге в видимой перспективе?
 
-Этот вопрос такой же по сложности, как и вопрос о разрешении карабахского конфликта. Трудно определить, кто в этом больше всего заинтересован и для чего это ему нужно. Тема железной дороги периодически поднимается в Грузии, что призвано показать миролюбивые настроения руководства этой страны. Также часто тема циркулирует с армянской стороны. Этот вопрос представляется Еревану возможностью показать свои дипломатические способности, «помирив» Россию с Грузией. Просто мирить-то надо не Россию с Грузией, а Абхазию, которая, как и Карабах, является де-факто независимым образованием. А какие есть прямые аргументы у Армении для Абхазии? Не думают ли в Армении о том, что они попросят Россию надавить на Абхазию, как некоторые думают, что могут попросить Армению надавить на Карабах? Это выглядит очень сложно.

All rights reserved. © 2012-2014 Public Dialogues